Иван А. Ильин (illyn) wrote,
Иван А. Ильин
illyn

Categories:

Варварские CD-обзоры и национальный около музыкальный журналистский мирок.

Якобы рецензия:

Два взаимно исключающих друг друга релиза — GCTTCATT «AmpErase» (Mego) и Taapet «Sounds» (Fact). Первые, в дуэте (Martin Ng — вертушки и микшер & Mathias Gmachl — цифра и DSP-программинг) выжимают на всю катушку подручное оборудование, настраивая из получившихся блоков небоскреб-уродец, при виде которого хочется закрыть лицо руками и закричать (в ассоциации с обложкой релиза :). Вторые, дрейфуют в плотном потоке треска, продираясь сквозь эмбиент-пущи, кропотливо записывающих каждую гамму ощущений от проплывающих перед глазами природных красот. У первых — 10 забавно названных треков и видео компонент на диске, у вторых — 45 минут звука из 70 возможных, лавирующих между обаянием Godspeed, сексуальностью Ry Cooder и механоидного тепла Oval.
На самом деле – aхинея.

Именно этот текст я взял на evermusic’е, только для примера, подобных масса, называются подобные экзерсисы: современная «российская музыкальная критика». Для меня лично сопоставление выше приведённой цитаты из «рецензии» с содержанием дисков обозначает: …пропущенные грубоватые слова… её просто нет связи, словесный по… один, и только.

При фактически полном отсутствии критики и журналистики о не классической музыке, требовать от скромных не профессиональных изданий уровня классических Варгафтика или Агамирова не приходиться, но хотя бы минимальные усилия должны прикладываться при написании подобных рецензий? Банально взять в руки любой учебник «Муз. Литературы», традиционную рецензию, послушать профессиональных критиков (традиционных музыкальных жанров) – везде есть действительное содержание, а не неупорядочный набор бессмысленных эпитетов и посмотреть, попробовать научится: в каких терминах, каким образом, как это – музыка описывается, да ещё и на бумаге, а?

Как показатель абсолютной беспомощности рецензентов – глупейшая система выдачи звёздочек (больше / меньше) это всегда самая информативная часть «CD обзоров». А что ещё остаётся делать? Постепенно выбираешь для себя «референтную группу» «критиков», вкус у которых наличествует, и проставляемые ими «звёзды», что-то для тебя обозначают, смотришь на количество «баллов» выставленных той или иной новой для себя пластинке и решаешь: нужно тебе или нет упомянутое «наименование». «Рецензию» естественно не читаешь, это никакого смысла не имеет, понять что либо из: «настраивая из получившихся блоков небоскреб-уродец, при виде которого хочется закрыть лицо руками и закричать», естественно не представляется возможным.

Полное отсутствие музыкальной критики (для не классической музыки) адекватно реагирующей на выходящие записи, внятно описывающей на человеческом языке услышанное, почти полное отсутствие не критики, но музыкальной журналистики – приводит, в частности, к тому, что:

Потребители музыки никогда не заинтересуются новым для себя жанром, просто потому, что «описание» музыки всегда ведётся в терминах близким строго специализированным клановым сообществам. У потребителя грайнд-кора в «его» журнале (или на «его» сайте) рецензии вертятся вокруг термина «мясо» иногда «убийственное», а «абстрактные ландшафты» для него не обозначают ровным счётом ничего. У потребителя электронной музыки – всё ровно наоборот. В итоге – не «электронщик» не купит себе возможно очень интересный альбом гитарной группы, ни роккер не позарится на электронику. Отсюда минимальные тиражи (крайне редко более 1000 экземпляров дисков на нашу многомиллионную страну) не «мэйнстимовых» российских групп и исполнителей и, смешно сказать, десятки или сотни проданных дисков талантливейших, но не известных широко иностранных музыкантов.

Из за описанной замкнутости в своих кланах не только потребители мутируют, но российские музыканты играют всё более и более не убедительно, и давным-давно фактически ничего интересного не сочиняют (исключения случаются, но их мизер). А ещё почему? А потому, что «изготовление» музыкального продукта не может осуществляться без контроля качества (одним из элементов «сита» отделяющего зёрна от плевел как раз и является музыкальная критика/журналистика). Как следствие отсутствия эталонов качества – «одни страны» имеют:

Лучшие в мире оркестры, музыкальные школы, концертные залы, «поставляют» на экспорт свою музыку, …

А «страны другие»: едва-едва могут себе позволить минимальное количество оркестров (чрезвычайно консервативных и латентных в подборе своего репертуара); утратили многие виды музыкального обучения (например, в России на сегодняшний день больше нет школы духовых инструментов, старые учителя-мастера ушли в мир иной или эмигрировали, новых не появилось); состояние концертных залов близко к «нулевому»; ни о каком «экспорте» музыки речи не идёт, все, так же как и в иных сферах – Россия активно торгует сырьём… и покупает самый дешёвый суррогатный экспортный музыкальный хлам.

Богатейший русский фольклорный потенциал, всегда используемый во времена «оные», когда людям сочиняющим не совсем ясно куда двигаться дальше, обычно служащий прекрасной базой для любых творческих экспериментов – либо не используется вовсе, либо рождает вульгарных уродцев сугубо для нужд внутри российского музыкального провинциального «чёса».

«Блатота» в кепках и пиджаках на голое тело осуществляет «смычку» криминала с верховной государственной властью. Называется «Шансон в Кремле». Выглядит это следующим образом – выходит не блатной певец Олег Газманов на сцену кремлёвского дворца съездов и поёт: «Офицеры, Офицеры, ваше сердце под прицелом…»; а затем на сцену выходит человек в кепке, которому: «мне всё равно сколько – полтора года или девять, меня там все знают…» и «поёт» о том, где именно его «все знают». В зале сидит российская «элита» счастливо улыбается, и «от души» искренне аплодирует как Газманову, так и «блатоте» в кепках. Оказываться можно так делать! Смешивать Офицеров, Кремль, «элиту» и «шансон» – суть в данном случае «блатняк»…

Отсутствие профессиональной оценки новых CD и отсутствие попыток рецензирования услышанного близкого к объективной реальности приводит к возникновению новых «музыкальных» жанров, так любимых двумя национальными «музыкальными каналами». К примеру, сегодня в России ВИА Limp Bizkit считается не лучшей «мальчиковой рок группой», как в государствах, где журналистика и критика есть – а очень «крутой» «альтернативой». Что в терминах российского музыкального рынка обозначает полное соответствие статусу запрещённой клановой ритуальной музыки, за которую при неблагоприятном стечении обстоятельств подростку, потребителю LB, легко смогут «дать» лет десять–пятнадцать строго режима, не меньше.

И ещё целый сонм, порождённых отсутствием профессионального пригляда, широко известных проблем…

Уточню, что в моём понимании музыкальные критика и журналистика – это мощные профессиональные инструменты. Не к каким из упомянутых выше музыкальных групп и исполнителей их применять, конечно, не следует (в этих случаях более чем достаточно «рецензирования» в профильных СМИ типа «ОМ», «Cool Girl», «MTV» и подобных им местах). Но отсутствие этих «инструментов» там, где они действительно необходимы, в случаях подобных тому, что я привёл в начале своей заметки, когда альбомы потенциально любопытные – а рецензии на них как таковые отсутствуют и приводит к деградации всего музыкального и около музыкального российского… «рынка», если изволите.

Tags: музыка, сми
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments