May 26th, 2007

Траур

anatol13 о патронатном воспитании

Года два назад обнаружил в почтовом ящике московскую газету. В ней - статья о том, что детишки школы-интерната в нашем округе, сироты при живых родителях, очень ждут, взрослых, готовых поделиться с ними теплом и вниманием. Речь шла и о патронатном воспитании, в том числе и на выходные дни. То есть предлагается патронатному воспитателю брать ребенка только на выходные. В статье муссировалась тема, как детям-сиротам нужны взрослые, которые могут и хотят заменить им родителей, как нужны детишкам просто небезразличные к их судьбам, как дети ждут этих добрых и отзывчивых мужчин и женщин…

Обсудили тему с женой. Решили, что оставаться в стороне от проблемы брошенных детей – не по-человечески как-то…

Позвонили в интернат, договорились о встрече. Встретила нас учительница, занимающаяся патронатом, сама же – преподает физику. К делу это, конечно, не относится, но крохотней и «невзрачней», несимпатичней существа, чем эта учительница, а по совместительству социальный работник, – трудно сыскать.

Вообще трудно сказать, чем они там занимаются. Когда мы попросили пригласить одну из выбранных нами девочек, чтобы посмотреть на нее, послушать, понять, что представляет собою ребенок, психолог, очень молоденькая, очень спокойная, с очень неторопливой речью девушка, не выразила энтузиазма, мол, нет тестов у нее… А что она в таком случае делает в интернате?

«И правильно делаете, - сказал Главный психолог, - ничего хорошего вы от них не дождетесь. Ни любви, ни тепла, ни привязанности. Эти дети неспособны на подобные чувства»

О «наших» детях – обе в 3-м классе учатся. Одна девочка – Марина, 10-ти лет, хитренькое лицо, вылитая «лисичка», в беседе с психологом (у которой нет тестов) показалась тихой, скромной, с тихим же голоском… На деле же очень живая, невероятно подвижная, на прогулках вела себя – сразу же – «по-детски»: дурачилась, пыталась капризничать «как маленькая»… Вне игры же – молчаливая, ответы дает односложные, в одно-два слова, связных фраз от нее не услышишь… Эта девочка – в богоугодных заведениях с младенчества, ни мамы не папы не помнит.

Вторая девочка – Соня – 11,5 лет – папа, видимо, из Узбекистана, красивенькое личико, глаза в пол-лица, вежливая, дисциплинированная, начитанная. Мама, до того, как была мамой, держала ее целыми днями дома взаперти, и ребенку ничего не оставалось, как читать. И она, в таком вот режиме, - дома, взаперти – читала до 10 лет… В школу – не ходила. Никуда не ходила. Только читала. Больше ничего не умела и не знала, кроме чтения. Зато уж читает прекрасно и прочитано ею много. Хотя на просьбу рассказать что-либо из прочитанных книг, отвечает, что плохо их помнит…

Второй «предмет», кроме чтения, хорошо освоенный Соней - «оргии» мамы, которая после смерти (от наркоты) папы пустилась, видимо, во все тяжкие.

Статистика (если ей верить) неумолима: 40% выпускников школ-интернатов попадают в тюрьму, 40% - в преступники, наркоманы, проститутки, 10% - кончают жизнь самоубийством. И только 10 оставшихся процентов оказываются способными жить нормальной жизнью, создавать нормальную семью.

Даже не знаю, что и сказать. Поддержите, хотя бы anatol13доброго человека. Подписчиков у него – всего 3-ое.